Neubaufahrzeug V

Neubaufahrzeug V

Ещё в ходе постройки танков серии “Grosstraktor” руководство рейхсвера полагало, что это будут по большей части опытные машины, на которых планировалось отработать как старые, так и новые технические решения. На смену этим “промежуточным” танкам должны были придти более совершенные образцы. Так, в октябре 1932 года, были сформулированы требования к новому среднему танку. Эта машина должна была оснащаться бронированием 15-20 мм, иметь скорость не менее 30 км\ч и вооружаться 75-мм пушкой и двумя-тремя 7,92-мм пулеметами. Многобашенную схему было решено оставить. Возможно, на это оказала влияние информация из Франции и Великобритании. Как известно, в начале 1930-х гг. боевой потенциал французских Char 2C оценивался ещё весьма высоко, а британские военные полным ходом вели испытания пятибашенного А1Е1 и трехбашенного А6Е1. Немецкий средний танк вначале получил обозначение Panzerkampfwagen VII, но в скором времени его сменили на Panzerkampfwagen IV neu Art.


В работу включились две фирмы (Rheinmetall-Borsig и Krupp), ранее получившие большой опыт при постройке и испытаниях “тракторов” и активно использовавшие наработки по ним. Собственно проектированием ходовой части и корпуса занималась фирма Rheinmetall-Borsig, в то время как Krupp основные усилия прилагала к башне и вооружению. После учетьа всех требований и пожеланий со стороны военных танк получил нетрадиционную компоновку с диагональным расположением двух пулеметных башен, которая более нигде не повторялась.

В конце 1933 года фирма Rheinmetall, занялась сборкой двух “отладочных” образцов. Корпуса танков собирались из неброневой стали толщиной от 15 мм (лобовая проекция) до 13 мм (борта и корма). Оригинальное расположение башен появилось не на пустом месте. При обычной схеме, когда две пулеметные башни располагались спереди, их сектор обстрела ограничивался выступающим сзади корпусом – то есть, стрельбу назад могла вести только главная башня. Вариант с продольным размещением башен устранял данную проблему, однако задний стрелок оказывался отрезанным от остального экипажа, что нарушало огневое взаимодействие. Таким образом, немецкими специалистами был сделан относительно правильный вывод – пулеметные башни нужно установить диагонально. В итоге компоновка получилась следующей. В передней части корпуса слева располагалось место механика-водителя и органы управления. Для удобства обзора над его головой была сделана небольшая неподвижная рубка с двумя смотровыми щелями (спереди и слева) и люком, откидываемым вверх. Справа от него находилась передняя пулеметная башня, которая была заимствована вместе с погоном от легкого танка Pz.Kpfw.I Ausf.A.

Далее возвышалась высокая надстройка с закруглением в левой задней части, на крыше которой устанавливалась главная башня сварного типа, имевшая не менее сложную конструкцию. Создавалась она с расчетом установки в ней сразу двух орудий (одно над другим) и пулемета. Такие сложности были введены тоже неспроста. Расчет делался на то, что 75-мм пушка KwK 7,5cm с ствола 24 калибра и основным боекомплектом из осколочно-фугасных выстрелов, будет использоваться против полевых укреплений и скоплений пехоты. В свою очередь, 37-мм пушка Rheinmetall, выполненная на основе противотанковой, могла эффективно бороться с любым танком противника. Подобная спаренная установка обладала лишь теоретической эффективностью, однако об этом станет известно позже. Пулемет типа MG-13 калибра 7,92-мм устанавливался справа от орудийной маски в отдельной шаровой установке. На крыше главной башни находилась наблюдательная башенка с шестью смотровыми щелями защищенными триплексами. Ближе к левому борту разместили перископический наблюдательный прибор. По обоим бортам башни также были сделаны эвакуационные люки. Полный боекомплект составлял 80 выстрелов к 75-мм пушке, 60 выстрелов к 37-мм пушке и 6000 патронов к трем пулеметам. За надстройкой слева была установлена вторая пулеметная башня. Скругление надстройки слева несколько увеличивало угол обстрела, но реальная ценность этой башни оказалась невысокой.

В кормовой части корпуса, со смещением вправо, находился бензиновый авиационный двигатель BMW Va мощностью 290 л.с., оснащенный жидкостной системой охлаждения. За ним размещалась трансмиссия с бортовыми дифференциалами, механической коробкой передач, главным фрикционом и тормозами. Над двигателем в верхнем листе корпуса, был сделан эксплуатационный люк. Ближе к правому борту располагались четыре броневых колпака над отверстиями для воздухопритока, а также защитный кожух выхода выхлопной трубы. Двухкамерный глушитель на кронштейнах крепился к правой надгусеничной полке. Нижний кормовой лист имел длинный прямоугольный вырез, закрываемый на болтах бронированной крышкой и служивший для доступа к тормозам и механизмам трансмиссии.

Конструкция ходовой части была во многом аналогична “Grosstraktor III”. Применительно на каждый борт она состояла из десяти опорных катков, один независимый натяжной каток с независимой пружинной подвеской, четыре поддерживающих ролика, переднее направляющее и заднее ведущее колесо цевочного зацепления. Опорные катки оснащались резиновыми бандажами и блокировались в пять тележек, каждая из которых крепилась к корпусу посредством балансиров. Амортизация включала спиральные пружины. Ролики поддерживающие верхнюю гусеничную ветвь тоже имели резиновые бандажи и крепились на V-образных кронштейнах. Гусеничная цепь собиралась из мелкозвенчатых траков шириной 380 мм. Несмотря на некоторую устарелость этот тип шасси хорошо зарекомендовал себя в эксплуатации и был освоен в производстве.

Для лучшей функциональности снизу по бортам корпуса были выполнены специальные уширения закрываемые бронированными фальшбортами, за которыми разместили элементы подвески. Спереди, несимметрично с обоих сторон, вырезали два люка для эвакуации экипажа. Вообще, по числу различных люков немецкий средний танк стал почти рекордсменом – для экипажа их было сделано 8 штук (!), а для обслуживания узлов и агрегатов только 4.

Каждый танк оборудовался радиостанцией FuG6 SE20v с максимальной дальностью связи 8 км, которая находилась в кормовой нише главной башни. В комплекте в ней поставлялась антенна поручневого типа, которая монтировалась на 8 кронштейнах.


Уже в ходе постройки танк получил обозначение Neubaufahrzeug V (транспортное средство новой постройки, если переводить почти дословно), или сокращенно Nb.Fz.V. Первые две машины под номерами Nr.1 и Nr.2, переданные заказчику в конце 1934 году, использовались только для испытаний и тестов. Достаточно быстро выяснилось, что Nb.Fz.V обладают несколькими серьёзными недостатками. Прежде всего, вертикальное размещение орудий оказалось очень нерациональным и вызывало многочисленные нарекания со стороны танкистов. Были претензии к бортовым люкам, открывавшимся назад и не защищавшим экипаж с передней полусферы. Несмотря на то, что максимальная скорость танка достигала 30-32 км\ч, при движении по шоссе, на пересеченной местности 23-тонная машина теряла внушительный процент подвижности. Помимо этого, необходимость наличия двух пулеметных башен уже тогда ставилось под сомнение, из-за тесноты в боевом отделении и повышения боевой массы танка.

После испытательного цикла, завершившегося в августе 1935 года, два “стальных” танка отправились на войсковые испытания в танковую дивизию, где эксплуатировались около года. Затем оба Nb.Fz.V от фирмы Rheinmetall были переданы учебному центру в Путлосе, где танк Nr.2 завершил свою карьеру в качестве наглядных пособий приблизительно в 1941 году.


Совершенно иначе сложилась судьба танков, построенных совместными усилиями фирм Krupp и Rheinmetall. Эти машины, получившие обозначение Nb.Fz.VI и номера Nr.3-Nr.5, были во многом аналогичны Nb.Fz.V, за исключением главной башни, вооружения и двигателя. По мнению специалистов фирмы Krupp вертикальная схема размещения орудий будет неудобной в обслуживании и потому их установили горизонтально (“штурмовая” пушка справа, противотанковая пушка слева). Это повлекло за собой проектирование новой башни, которая собиралась из плоских листов и была проще по конструкции. В то же время корпуса из броневой стали изготовлялись на предприятии Rheinmetall.

Другим интересным моментом был вывод, что калибр 75 мм является не самым оптимальным средством для борьбы с укреплениями противника и потому танки планировалось оснастить короткоствольными 105-мм орудиями 10,5cm KwK L/28. На этом месте данные о вооружении трех танков фирмы Krupp расходятся. Согласно наиболее распространенной версии все Nb.Fz.VI получили 105-мм пушки, но спустя некоторое время их заменили на стандартные, калибра 75 мм. Поводом для этого послужила якобы невысокая надежность и большой занимаемый объём внутри башни. Но есть и другая версия – идея перевооружить танки 105-мм орудиями появилась только в 1937 году, когда морально устаревшие Nb.Fz.VI собирались переделать в так называемые “Nebel Panzer”, оснащенные кроме мощной артиллерии установками дымопуска. Скорее всего, 37-мм пушка при этом демонтировалась. Тем не менее, этот вариант так и не был воплощен в жизнь.

Силовая установка претерпела изменения в угоду стандартизации, поэтому вместо авиационного двигателя установили Maybach HL108TR, специально приспособленный для установки на танки. Это был бензиновый 12-цилиндровый мотор жидкостного охлаждения, развивавший мощность 280-300 л.с. при 3000 об\мин. Путем нехитрых вычислений можно узнать, что танки типа Nb.Fz.VI при боевой массе 23410 кг обладали удельной мощностью около 12 л.с. на тонну, что было вполне неплохо. Впрочем, на практике этот показатель смотрелся не столь впечатляюще.

Постройка танков Nb.Fz.VI была завершена в течении 1935 года, после чего все три прототипа были переданы для испытаний сначала на танковый полигон в Путлосе, а затем в 1-ю танковую дивизию (предположительно). Отзывы танкистов о трехбашенных танках были противоречивыми. С одной стороны, они обладали неплохой бронезащитой и мощным вооружением. С другой – танки имели низкую проходимость по мягкому грунту и небольшой запас хода, а обслуживать одновременно два орудия оказалось слишком сложно в обстановке даже приближенной боевой.

В связи с тем, что в 1937 году появился Pz.Kpfw.IV Ausf.A, выглядевший более перспективно, мнение относительно Nb.Fz.VI стало меняться в худшую сторону. Более того, после испанских событий стало ясно, что 20-мм броня не является хорошей защитой от противотанковых пушек калибра 37-47 мм, и трехбашенные танки окончательно перевели в разряд учебных. И всё же, всем трем Nb.Fz.VI удалось принять участие во 2-й Мировой войне, но перед этим, весной 1939 года, “трехбашенники” демонстрировались на Международной Автомобильной Выставке в Берлине.


После успеха в Польше следующей жертвой немецкого милитаризма должна была стать Норвегия. Исходя из сложного ландшафта этой скандинавской страны командование вермахта решило сделать основные усилия на взаимодействие пехоты, артиллерии и авиации, в то время как танкам отдавалась вспомогательная функция. Всего к берегам Норвегии отправили пару сотен танков Pz.I, Pz.II и Pz.IV, включая командирские варианты, среди которых было три Nb.Fz.VI. Цель прибытия трехбашеных танков была вполне ясна – пропаганда достижений немецкой танковой промышленности. Официально они входили в состав танкового батальона специального назначения Panzer Abteilung zur besonderer Vervendung 40 (Pz.Abt1. Zb.V 40) являясь отдельным взводом с названием Panzerzug Horstmann/Zug Putloss. Командовал этим подразделением лейтенант Ганс Хорстман (Hans Horstmann).


В предвоенный период танки с башней Krupp, эксплуатировавшиеся в составе вермахта, сохраняли темно-серый камуфляж, изображение слона и балочный крест на лобовом листе корпуса. Приблизительно в 1939 году к ним были добавлены тактические обозначения в виде больших белых цифр на главной башне (возможная нумерация – от 8 до 10). Перед “норвежской командировкой” танки перекрасили и нанесли на башни балочные кресты.

Первое время батальону везло. Отбыв из Германии 9-го апреля Pz.Abt1. Zb.V 40 прибыл на норвежскую землю спустя несколько дней. В начале своего пути батальон насчитывал 42 Pz.I, 21 Pz.II и 6 Pz.Bef. Трехбашенные Nb.Fz.VI в количестве трех штук отправились несколько позже. Добраться удалось не всем – в неспокойном Северном море было потеряно 19 машин, утонувших вместе с транспортным судном.

По прибытии легкие танки отправились на передовую, а средние переправили в Осло, где 19 апреля они прошли парадным строем. Надо отдать должное немецким фотографам – они снимали трехбашенные танки в порту, на улицах и на местности, группами и поодиночке с различных ракурсов. Поскольку бортовые номера и тактические обозначения на танках отсутствовали это сильно затрудняло определение их количества. Так создавалось впечатление, что Германия располагает внушительными бронетанковыми силами, в состав которых входят машины тяжелого типа с мощным вооружением, ведь рассмотреть толщину брони на фотографии невозможно. Таким образом, “показной” успех был гарантирован, а вот в реальной боевой ситуации Nb.Fz.VI повели себя не лучшим образом.

Решение отправить трехбашенные танки на фронт созрело на фоне впечатляющих успехов немецкой армии, которой менее чем за две недели удалось оккупировать почти всю Норвегию и захватить ключевые порты и фьорды. Для завершения разгрома союзных войск 40-й отдельный танковый батальон и 196-я пехотная дивизия были объединены в единое подразделение, названное Gruppe Pellangahr. Основными танками являлись Pz.I, но в группе с трехбашенными машинами предстояло действовать более современным Pz.II. Небольшое сражение, развернувшееся 25-го апреля 1940 года у деревни Квам (Kwam), выявило все слабые стороны Nb.Fz.VI. Солдаты британского 1-го батальона Королевской Йоркширской пехоты не занимали эшелонированной защиты и почти не имели тяжелого вооружения. Самую серьёзную опасность для немецких танков представляли всего две 3-дюймовые (76,2-мм) мортиры и пять 25-мм французских противотанковых орудий Hotchkiss, но распорядились ими англичане весьма умело.

Атака немецких войск началась весьма опрометчиво – впереди шли два легких танка Pz.II и один Nb.Fz.VI. По всей видимости предварительной разведки не производилось, иначе немцы знали бы о грозивший им опасности. Англичане удачно замаскировали 25-мм противотанковые орудия и, подпустив танки на 150 метров открыли по ним огонь практически в упор. Сразу был подбит один из Pz.II, затем жертвой ПТП стали ещё два немецких танка, а через пару минут настала очередь Nb.Fz.VI. Обстрел трехебашеного танка велся по меньшей мере с двух сторон и вскоре экипаж покинул обездвиженную машину. По наиболее верным предположениям у Nb.Fz.VI был разбит дифференциал и ремонт в полевых условиях был весьма трудоёмким процессом. Танк остался на “ничейной” земле и оставался там, по меньшей мере, до вечера 26 апреля, пока британцы не отступили. Поврежденную машину немцы отбуксировали в тыл, а оставшиеся на месте боя "запчасти" пролежали там до конца 1980-х гг. (краткое описание боя на английском языке)

Вообще, если принять во внимание сохранившиеся обломки от подбитого Nb.Fz.VI (сейчас они являются экспонатами норвежского музея, фото), то этот танк получил достаточно тяжелые повреждения ходовой части и корпуса. Была разбита гусеница вместе с механизмом натяжения, дифференциал и направляющее колесо. Добиться такого эффекта обстрелом из 25-мм противотанковых пушек было делом весьма непростым, так что вполне возможно, что тут поучаствовала и 3-дюймовая мортира.

Более печальной, если не сказать трагикомичной, оказалась судьба второго Nb.Fz.VI. Продвигаясь вслед за наступающими частями танк вышел из строя на проселочной дороге по технической причине - по наиболее достоверным данным Nb.Fz.VI заглох, пытаясь преодолеть заболоченный участок местности близ г.Лиллихаммер. Хотя особых основания для тревоги не было экипаж подорвал свою машину. Учитывая слабость бронирования, а также попытки британских частей прорваться к побережью, действия немецких танкистов не выглядят столь уж паническими. Поскольку подорванный Nb.Fz.VI ремонту не подлежал его впоследствии разобрали.

Оставшиеся два танка, включая отремонтированный, вернули в Осло и осенью 1940 года отправили в Германию. Дальнейшая их участь оказалась вполне прозаической. Около года они использовались в качестве наглядных пособий, пока в 1941-1942 гг. танки не разобрали не металл. Этот факт подтверждается официальными документами, которые были захвачены англичанами весной 1945 года.

Теперь немного о боевом применении Nb.Fz.VI на Восточном фронте. К подобной информации надо относиться весьма критично. К примеру, иногда можно встретить утверждения об одном подбитом трехбашенном танке в районе Дубно (28-29 июня 1941 года) и сразу о двух уничтоженных Nb.Fz.VI на румынской границе. Затем эти танки “всплывают” в Германии в ноябре 1941 года, но в то же время есть утверждения, что оба Nb.Fz.VI несли полицеские функции в Дании. В любом случае, официальные немецкие источники этих фактов не подтверждают. Дольше всех, судя по всему, прожил первый “стальной” Nb.Fz.VI – есть фотография, датированная 1942 годом, где этот танк запечатлен на заводе фирмы Krupp вместе с самоходной установкой StuG IV.

1935 год

Масса: 23,4 тонн

Вооружение: 75мм пушка+ 37мм пушка + 3х7,92мм пулемёта

Экипаж: 6 человек

Броня: корпус 20/15/15

             гл. башня 20/15/12 м. башня 15/13/13

Подвижность: двигатель 300 л.с.

                           12,8 л.с. на тонну

                           макс. скорость 32 км/ч

Выпущено: 3

Спецификация: средний трёхбашенный танк.

Общая характеристика: 

25