Heavy Tank Mk.I

Heavy Tank Mk.I

big_willie_3.jpg

Постройка и испытания прототипа боевой машины No.1 Lincoln Machine во многом убедили не только его разработчиков, но и Комитет по сухопутным кораблям (Landships Committee) возглавляемый Ю.Э.Д`Энкуром, в мысли о том, что выбранная схема на шасси тракторного типа плохо приспособлена для преодоления широких траншей и вертикальных препятствий выше 1 метра. Тем не менее, полностью отказываться от этого варианта не спешили, что привело к постройке опытного образца "Little Willie", который фактически являлся тем же No.1 Lincoln Machine с доработанным корпусом, без башни и с пулеметным вооружением (хотя предполагалась установка 75-мм пушки). Параллельно прорабатывались другие варианты ходовой части, которые позволили бы более полно удовлетворить требования военных.

Коллектив инженеров, руководимый Эверетом Уилсоном, разработал во многом уникальную ходовую часть так называемого "ромбовидного" типа. Основная идея заключалась в следующем – чтобы боевая машина могла преодолевать препятствия различного типа направляющие колеса были вынесены далеко вперед и подняты вверх над корпусом, в то время как ведущие колеса почти касались поверхности земли. Таким образом, гусеничная ходовая часть полностью охватывала корпус и имела форму ромба, при этом был оставлен "хвост". Данное приспособление представляло собой Х-образную яму, на которой монтировали два железных направляющих колеса с ребордой. Поскольку времени на разработку чего-то принципиально нового просто не было, было решено использовать доработанные элементы шасси от "Little Willie" – таким образом, применительно на один борт имелось по 26 сдвоенных катков с жесткой подвеской, из которых роль опорных выполняли максимум 18. Каждая гусеничная лента включала по 90 стальных траков шириной 20,5 дюймов (520 мм), конструкцию которых отработали также на "Little Willie". Зацепление гусеницы происходило за соединительный палец шарниры трака, причем её верхняя ветвь скользила по специальным направляющим.

Непосредственно корпус был во многом аналогичен "Little Willie". По сути, это была коробка, собранная на стальном каркасе из броневых листов толщиной от 6 до 12 мм. Такая защита не спасала от снарядов и крупных осколков, но позволяла уберечь экипаж и важные агрегаты от поражения пулями всех калибров. Внутренняя компоновка была чем-то схожа с корабельной. Впереди располагались места водителя и командира, за которыми находился 6-цилиндровый двигатель Daimler мощностью 105 л.с. Выхлопные трубы выходили наверх и защищались броневыми кожухами. Два бензобака по 114 литров каждый размещались по бокам от рубки между внутренними и наружными стенками боковых выступов. Немного позади двигателя, устанавливалось вооружение, обслуживаемое отельными членами экипажа, а в задней части корпуса разместили радиатор, коробку передач и гидравлический домкрат для подъёма "хвоста". На лобовом бронелисте также крепились две фары.

Трансмиссия была выполнена неординарно. Карданный вал через сцепление (конус на ферродовой подкладке с продольным управлением) передавал вращение от двигателя на двухскоростную коробку передач со скользящими шестернями, а ее выходной вал через червячный редуктор – на дифференциал. Каждый поперечный выходной вал дифференциала имел на конце две шестерни, которые вместе с парой скользящих шестерен на отдельном валу образовывали двухскоростную бортовую коробку передач. Привод задних ведущих колес осуществлялся через цепную передачу (цепь Галля) и однорядный шестеренчатый редуктор.

Полный экипаж состоял из 8 человек: командир, водитель, два помощника водителя, два артиллериста и два пулеметчика. Внутреннее переговорное устройство отсутствовало, поэтому все члена экипажа должны были иметь хорошие голосовые связи, чтобы перекричать рёв двигателя и лязг гусениц, но зачастую танкисты общались при помощи жестов. Для внешней связи планировали использовать семафорную сигнализацию, но её так и не установили.

Отдельно была рассмотрена проблема компоновки вооружения. Поскольку от вращающейся башни отказались ещё на "Little Willie" чиновники от Адмиралтейства, в чьём ведении находилась разработка танка, одобрили размещение пушек и пулеметов в бортовых спонсонах, подобно тому, как это делалось на крейсерах и линкорах того времени. Предполагалось, что в каждом спонсоне будет установлено по одной 6-фунтовой пушке и 7,71-мм пулемету Vickers. Теоретически это давало круговой обстрел, но на практике оказалось, что будущий танк имеет множество "мертвых зон", поэтому на следующих моделях предпринимались попытки устранения этого недостатка. Соответственно, размеры машины оказались внушительными: полная длина – 9,5 метров, высота – 2,5 метра, ширина со спонсонами – 4,0 метра. Однако, из-за специфических обводов ходовой части, длина опорной поверхности варьировалась в пределах 1,2-1,3 метра на твердом грунте.


Первый прототип боевой машины, первоначально имевшей название "Centipede" и вскоре переименованной в "Mother" (также часто используются название "Big Willie"), был готов в декабре 1915 года. К этому времени командование во Франции ужесточило свои требования, а на совещании совместного комитета пришли к единодушному мнению, что машина должна иметь боевой вес не более 22 метрических тонн при способности переходить рвы шириной 2,44 метра и стенки высотой 1,37 метра. Тогда же, 24-го декабря 1915 года, по предложению Суинтона и полковника Дейли-Джонсона, боевые машины стали именовать термином "tank" ("бак"), а их разработка якобы велась для России под видом "полевых ёмкостей для воды". Интересно то, что командование российской армии действительно получило сведения о танках ещё до их боевого применения, но слишком долгая "раскачка" различных ведомств и чиновников привела к тому, что машины этого типа появились в России уже после революции.

Первые ходовые тесты "Mother" были проведены 30-го января 1916 года. Выдержать весовые ограничения не удалось (масса составила 28,45 тонны), но по ходовым качествам эта машина превзошла "Little Willie", что определило выбор в её пользу. Оба прототипа были показаны высшему командованию и руководству страны 2-го февраля. Общее отношение к гусеничным бронированным машинам было тогда весьма скептическим, а лорд Китченер прямо заявил, что "…Эта прелестная дорогая игрушка не позволит выиграть войну". Ошибочность его суждений стала ясна менее чем через год, но в начале своего пути первые танки действительно являлись крайне ненадежными конструкциями со слабой защитой и очень небольшим запасом хода. Тем не менее, главнокомандующий войсками во Франции генерал Дуглас Хейг прекрасно понимал, что переломить ход сражений на Западном фронте в свою сторону старыми методами не удастся и уже 8-го февраля выдал запрос на поставку 40 танков.

Заказ на сборку танков "Mother", которым присвоили обозначение Mk.I (Mark I), был выдан 12-го февраля, хотя также есть утверждения, что в этот же день только начались официальные испытания прототипа. Всего предстояло собрать 100 экземпляров, но уже в ходе постройки полковник Суинтон предложил оснастить половину танков только пулеметами, что по его мнению должно было обеспечить более эффективную "зачистку" траншей противника. В какой-то мере эта концепция себя оправдала, но ровно до того времени, когда на полях сражений не появились танки противника с пушечным вооружением, что имело место в апреле 1918 года.

heavy_mk1_2.jpg

Общая характеристика: 

25